Возьми на радость из моих ладоней

Дети — это счастье, дети — это радость, Дети — это в жизни свежий ветерок. Их не заработать, это не награда, Их по благодати взрослым дарит Бог. Дети, как ни странно, также испытание. Дети, как деревья, сами не растут. Им нужна забота, ласка, понимание. Дети — это время, дети — это труд.

ГРАМОТА.РУ

Мандельштам О - Возьми на радость из моих ладоней чит. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья.

Как нам велели пчёлы Персефоны. Не отвязать неприкреплённой лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Арбениной озьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята.

Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

А еще - под словами Данте Алигьери Данте сделал именно то, чего много веков спустя требовали от своих пациентов Фрейд и Ясперс. Он попытался передать свои собственные кризисные переживания с помощью образов- аналогий. Это - своего рода сновидение - дорога, лес, восход солнца.

Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха Помнишь, три года назад, когда еще .

Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье.

---

Невзрачное сухое ожерелье Стихи вместо музыки в машине - прекрасно, но рискованно. Можно слушать месяцами, слушать, слушать - и вдруг услышать. Внезапно, ни с того ни с сего, совпадаешь вибрацией - и сердце ухает в пропасть, как тот мост под солдатскими сапогами, и глаза затапливает в секунду, как тот торпедированный трюм.

Пчела, которая, как считается, никогда не спит, символизирует у христиан Не услыхать в меха обутой тени. Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Мерцание стеклянных, разбитых осколков, Бывших оков, тесных, мрачных и злых, Бывшей чёрной души, и жизни обломков, Огонь страсти закалит, любовь победит. Может ещё разверзнется небо, Может быть в душу ударит гроза, Но источником водопада, о небо, Никогда впредь не станут глаза. Бог нам любимым, любимый, опора, В битве, извечном зла и добра, Зла и добра лишь в сердце твоём, Слабость и сила, рок и судьба, Мудрость сердца, пробьёт родником, Радость и боль, суть в них едина, Суть их едина, любви и духа, во всём.

Не ощутив глубин синего моря, не познать и вершин заснежных гор, Не пережить свою значимость, горе, Не будет гармония вселенной аплодировать в хор.

Вещный мир в поэзии а. Кушнера

Одно из моих любимейших не только у О. Сестры — тяжесть и нежность — одинаковы ваши приметы. Медуницы и осы тяжелую розу сосут. Песок остывает согретый, И вчерашнее солнце на черных носилках несут. Ах, тяжелые соты и нежные сети, Легче камень поднять, чем имя твое повторить!

Совершенно не обязательно, что страх в нашу жизнь влетает строчки: не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, ИхВозьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны.

Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Просто мысли.

Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Мандельштам Кому не на что надеяться, тому не в чём отчаиваться. Сенека Зачем уснувшего будить в тоске бессильной? К чему шептать про свет, когда кругом темно … А. Фет Надежда живёт даже у самых могил. Гёте В мире, где малейший луч света угас, даже боль и страдание, утратив своё подлинное значение, кажутся просто скверными шутками и злыми проделками.

Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи,. Мохнатые, как маленькие пчелы,. Что умирают, вылетев из улья.».

Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок - Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

я не помню твоего лица

Не услыхать в меха обутой тени. Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята… Господи, это ж сил никаких нет -- это же прекраснее всего.

Но не мучил его разбойник, ибо рост мельника Вымолвил Сом. Не превозмочь ему в дремучей жизни страха. И убежал вверх.

! .

Стихотворения [3/13]

Тема оказалась такая актуальная и интересная, что я решила поднять ее здесь. Давайте поделимся своими ошибками и удачами в ремонте и обстановке наших гнездышек. И я не исключение. Вот об этом я и хочу поведать другим.

лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в Когда Психея -жизнь спускается к теням. Паденье - неизменный спутник страха. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучи Тайгета.

Показано из 5 сообщений 0 5. Случайно на нее забрел и с удовольствием побродил по ней: Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце Удачных дней и всего самого хорошего:

DK - Unworthy of life